Эра Овна (часть 2)

ovenЕще одним следствием марсианского характера эры Овна было возникновение представления о линейном или «осевом» времени, как его называют некоторые современные исследователи. Закругленность, цикличность архетипа Венеры, предполагающего вечное чередование пространственно-временных фаз сменяется прямолинейностью, поступательностью архетипа Марса: комплекс космогонических идей пополняется идеей конца Вселенной и цепи человеческих воплощений, небесконечности макрокосма и микрокосма. Логическое развитие этой идеи дает «конец света» или Страшный Суд.

Страшный суд означает конец космической эволюции человечества или его вступление в состояние чисто духовное. В индийском (венерианском) эзотеризме это поглощение материи духовным началом, конец «одного дня Брахмы», в персидском (марсианском) – победа Ормузда над Ариманом, добра над злом. В троице мировых религий (иудаизм, христианство, мусульманство) это – окончательное обуздание зла-диавола, покарание грешников и награда верным, построение Града Божиего.

«Последнее мы можем рассматривать как нравственно- психологическую сублимацию духовного дискомфорта становящейся личности, уже не принимающей как должное мировой порядок, но бессильной что-либо изменить в нем», – пишет Ю.В. Павленко из Института Археологии АН Украины.

Так возникает идея Спасения. Павленко и др. исследователи возводят ее к середине эры Овна (ок. 1000 лет до н.э.), но свою окончательную манифестацию она очевидно приобретает лишь к эпохе Кира и Ездры (VI – V в. до н.э.).

С эзотерической точки зрения Спасение есть очищение от накопившейся скверны, т.е. восстановление равновесия – индивидуального или мирового. Соответственно этому идея Спасения подразделяется на две модели – вновь процитируем Павленко: «Первая, особенно характерная для Индии, но также широко распространенная в Греции и Китае, может быть определена как индивидуальное Освобождение за рамками пространственно- временного континуума путем слияния с мировым первоначалом (Брахмой, Дао и т.д.). Вторая, представленная в зороастрийской и ветхозаветной идеологиях, но отчасти созвучная и конфуцианству, видится как коллективное спасение в конце времени, в некоей – центральной – точке пространства».

Современный эзотерический архетип Сатурна включает в себя обе эти ипостаси: это и стратег-полководец, и символ времени и физической смерти. Как стратег, он может быть отождествлен с Ягве, эта ипостась которого позже была передана Богу-Творцу Саваофу (чье имя, кстати, – евр. Цваот – означает «вооруженные силы»). Как бог времени, это прежде всего Зрван, символ вечного и бесконечного времени, стоящий над добром и злом – ведь он отец бога добра Ормузда (Ахура-Мазды) и бога зла Аримана (Андхра-Майнью). И, конечно, наш знакомый образ старухи (или старика) с косой, символ смерти. Но смерти опять-таки только физической, не духовной: недаром в большинстве культур различаются «первая» (физическая) и «вторая» (духовная или окончательная) смерть.

Современный же архетип Урана сильно отличается от всего того, что связывалось с ним в древности. Дело в том, что образы богов древности, как мы уже упоминали, получали свою интерпретацию от особенностей движения планет. Но древним были известны планеты только до Сатурна; Уран был открыт в 1871 году, Нептун – в 1846, а Плутон вообще в 1930. Поэтому эти, как их называют, транссатурновые планеты были названы именами богов, а не наоборот. Однако очень быстро выяснилось, что древние архетипы соответствуют современной ситуации лишь частично, и тут же начался процесс их дополнения и доработки, продолжающийся и сегодня.

Достаточно сказать, что современный уранический архетип – это Водолей, то есть Россия (а также, например, Финляндия и Литва). Это, во-первых, неодолимое влечение к свободе, выливающееся в непризнание каких бы то ни было обязанностей и обязательств. Но это и нетривиальный, не ограниченный шаблонами ум, рождающий все новые гипотезы, планы и представления.

Итак, стремление к централизации государства привело к «централизации» культа и картины мира. Земля занимает прочное положение в центре Вселенной. В центре земли находится священная гора (Олимп у греков, Меру у индийцев, гора Фавор у евреев), на которой обитают боги. Идея бесконечной смены циклов бытия в большинстве культур сменяется или дополняется идеей Спасения.

В этот период (начиная примерно с XIII в. до н.э.) зарождаются эпосы (протобиблейские сказания, Гильгамеш, Веды, И Цзин), появляются первые своды законов (Хаммурапи) – сначала в устной передаче, а потом и в виде записей, весьма несовершенных. Лишь к концу эры Овна, а точнее, примерно за 500 лет до начала нашей эры, эти записи обретают наконец форму книг, в основе своей дошедших до нашего времени.

Так возникают «первоисточники» религиозной, мифологической, исторической литературы. Через несколько столетий несовершенство, а потом и утрата части записей приведет к их обновлению, а нередко и к полной переписке. Однако переписанные или заново написанные книги всякий раз объявляются «подлинниками», а для придания им большего авторитета их автором объявляется тот или иной пророк, за прошедшие века успевший стать легендарным.

Так Моисей, Зороастр, Будда, Конфуций становятся авторами своих учений. Недаром все они принадлежат (согласно легендам) к одной и той же эпохе. История пишется ретроспективно.

Помните у Булгакова? «Ходит, ходит за Мной один человек с козлиным пергаментом и все пишет», – говорит Иешуа. – «Я однажды заглянул в его записи… Ничего из того, что там написано, Я не говорил».

Существовали ли на самом деле Моисей, Зороастр и Будда? Вероятно, да, хотя для нас теперь не это главное. «А был ли мальчик», найденный в тростниках, то есть Моисей, – этот вопрос сегодня уже не имеет смысла. Тем более, что если речь идет о религии, его вообще задавать неприлично. С экуменической же, то есть философской точки зрения он не важен: и Моисей, и остальные давно стали символами не одного даже, а множества учений, возводящих к ним свою историю.

Через Моисея, которого то ли не было, то ли он был негр, то ли это какая-то реминисценция в адрес того же Эхнатона, был ретроспективно достроен еврейский Закон (Тора). Это было необходимое звено, открытое в эпоху вавилонского пленения: в Вавилоне из евреев никто не слышал о Моисее и его законах. И тогда Ездра, роль которого в истории Ветхого Завета даже более велика, чем роль Моисея, вернул последнего из уже почти поглотившего его исторического небытия.

Зороастров насчитывают даже троих: первый – внук Ноя, сын Хама (рубеж эр Близнецов и Тельца), второй – современник Моисея (расцвет эры Овна), третий – современник Ездры (VI-V в. до н.э.). Кто из них был исторической личностью и в какой степени, судить трудно. Британская исследовательница Мэри Бойс предполагает, что исторический Зороастр был младшим современником Моисея, т.е. жил между 1500 и 1200 г. до н.э., что подтверждается типом мышления, представленным в древнейших слоях Авесты, однако ее каноническая редакция не старше эпохи Ездры.

В существовании принца Шакьямуни, он же Гаутама Будда, историки сомневаются меньше, а реальность Конфуция, кажется, ни у кого не вызывает сомнений, хотя личность его современника Лао-цзы до сих пор вызывает споры.

Именно несовершенство древних книг сделало их впоследствии богатейшим источником эзотерических учений. Ведь в этих учениях главное – толкование, а толковать лакунарные, многократно отредактированные тексты, содержащие к тому же множество забытых или изменивших свое значение слов, можно очень широко.

Недаром замечательный эзотерик и крупнейший философ нашего времени, Петр Демьянович Успенский, сумел так истолковать Четвероевангелие, что у читателя сомнений не остается: Иисус был не божеством и не религиозным деятелем, а учителем-эзотериком наподобие Аполлония Тианского или того же Будды.

Именно в период эры Овна, особенно во второй ее половине, выделяются лица, обладающие «сверхъестественными» способностями, то есть вступающие в непосредственный контакт с Богом в форме откровения, пользуясь термином древних, или попросту дающие себе труд задуматься над закономерностями мира и человека, если подойти к этому с точки зрения эзотерической философии. Их можно разделить на три категории: 1) цари и первосвященники, обладающие ими как бы по определению; 2) пророки, несколько веков спустя заслужившие признание, и 3) маги (лжепророки), несколько веков спустя заслужившие осуждение. Причем в дни их действия разница между вторыми и третьими отсутствует: современники не в состоянии оценить, кто из объявивших себя пророками говорит правду.

Кстати о правде и истине. В русском языке это не синонимы, хотя в наше время оба эти слова часто путают. Если «истина» – это то, что есть, «естина», то «правда» – это ЗАКОН (вспомните «Русскую Правду» – свод законов Киевской Руси). Недаром Понтий Пилат спрашивает у Иисуса не «что есть правда» (закон-то он знал), а «что есть истина». Так что название газеты «Правда» означало совсем не то, о чем думали ее основатели, взяв такое название.

О понятии истины в других языках есть хорошее, хотя и краткое исследование у П. Флоренского Так, если в еврейском языке истина (Emeth) происходит от корня AMAN – «быть крепким», в переносном значении «верным», отсюда «аминь», то в греческом это alhtheya, отрицание —  «ошибка», т.е. «безошибочный». У римлян же это прежде всего юридический термин (veritas), означающий истинное суждение как антоним ложного (ср true и false в алгебре Буля и нынешней компьютерной логике), но восходит оно все к тем же verenda – вспомните древнюю клятву.

Звание пророка присваивается лишь ретроспективно, и лишь тем, чья проповедь соответствует велению времени (нем. Zeitgeist) или хотя бы велению правящего государя. Однако и писания лжепророков сохраняются – правда, частью случайно, – чтобы потом стать материалом к размышлению для многочисленных разного рода сект, которые и появляются за два-три столетия до начала нашей эры (сифиане, фарисеи, саддукеи, иессеи). Но принадлежат они уже к эре Рыб.

В это время наконец начинают развиваться отдельные эзотерические дисциплины, в первую очередь астрология и гадание. Первоначально они служили не индивидуальным потребностям человека, а были, так сказать, одним из орудий государственной политики. Составляются гороскопы царей и государств, новые города закладываются в специально выбранный день. В Китае врачи, астрологи и гадатели состояли на императорской службе наравне с писцами и другими чиновниками.


Во второй половине эры Овна (I тыс. до н.э.) крупнейшим центром развития эзотерической мысли становится Вавилон. Именно там разрабатывается математика на основе 10, 20 и 60-ричной системы счисления, принципы нумерологии. Там же был составлен и первый (из известных) индивидуальный гороскоп – для какого-то царедворца, но все-таки уже не для царя (410 до н.э.).

В VI в. до н.э. астрология и нумерология проникают из Вавилона в Грецию. Открывает свою школу Пифагор. Начинается переработка древних текстов: наряду с сакральным в них вкладывается и философский смысл. Ведь и философия в нашем понимании начинается только с этого времени (Сократ, Платон).

И, наконец, последние три века до нашей эры дают подлинный взлет религиозной, философской и эзотерической мысли. Надвигается эра Рыб: стихия огня (Овен) смешивается со стихией воды, и образуется пар, туман – ничего не видно, будущее представляется людям туманным, гибельным, к тому же кругом идет война, и конец света кажется скорым и неизбежным.

Появляются книги глубоко философского содержания: «Экклезиаст», «Поучения Бен-Сиры» (Книга Иисуса сына Сирахова), аллегорические «Притчи» и «Песнь Песней», приписываемые Соломону (III в. до н.э.); развивается жанр апокалиптической литературы (Откровение Илии, Адама, Ездры и, наконец, Откровение Св. Иоанна – новозаветный Апокалипсис), чисто мистическая литература: Енох, Сивиллины книги и т.д.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *