Ювелирные камни — не просто украшения

АквамаринЧеловек и камень
Опыт нетрадиционного подхода

И в небе, и в земле сокрыто больше,

чем снится вашей мудрости, Горацио.

Гамлет, принц Датский

серебро

Бросая в воду камешки,

смотри на круги, ими образуемые;

иначе та­кое бросание будет пустою забавою.

Козьма Прутков. Мысль № 156

Человечество взялось за камень, едва поднявшись с четверенек. Камни служили человеку орудием труда, защиты и нападения, но также и средством познания. Обрабатывая камень, человек развивал свой мозг. Когда человек стал способен воспринимать красоту, он обратил внимание на разноцветные минералы; особенно его поражала правильность форм и игра света в кристаллах драгоценных камней. Древний человек был анимистом, все вокруг себя — землю, небо, камни — он воспринимал как живые существа. Такие красивые, такие совершенные драгоценные камни казались ему существами высшего порядка, способными изменить его судьбу. Люди стали присматриваться к связям «человек — камень» («помог» — «не помог»). Случайные связи и совпадения ушли через фильтр многих веков в небытие. На фильтре человеческого опыта остались связи воспроизводящиеся, значимые. Они-то и отложились в человеческой памяти.

Шли века, первобытное единство человека и природы (живой в «живом») стало разрушаться — развивалась наука. Ученый, подобно пушкинскому Сальери, природу, «умертвив», «разъял как труп» и «поверил алгеброй гармонию». Немецкий физик В. Фойгт (1850 – 1919) так охарактеризовал этот метод в приложении к кристаллам: «Физика интересует не кристаллический индивид с его красивой и своеобразной одеждой закономерно распределенных граней, ребер, углов, а кристаллическое вещество, которое он исследует. Он начинает свою работу с того, что безжалостно сдирает с вещества его одежду, разрезая кристалл на препараты, кажущиеся ему наиболее пригодными для обнаружения в чистом виде свойств кристаллического вещества». Багаж накопленных человечеством сведений подвергся разделению на «факты» (то, что ученые сумели проверить) и на «досужие вымыслы», «суеверия» (то, что прямой проверке не поддавалось). Со временем кое-что из «суеверий» пришлось перенести в «факты». Например, представление о том, что камни могут падать с неба.

Рациональный XIX век все разложил по полочкам, скрепил прочными цепями причинно-следственных связей, сцементировал замечательными по своей законченности уравнениями фундаментальных законов природы, воздвиг прочную стену между «живым» и не «живым» и построил на вид нерушимую башню из того, что «может быть», отбросив на свалку все, что «не может быть никогда». На эту свалку попали и лозоходство (способность человека на расстоянии чувствовать минералы), и все другие связи «человек — камень». Первую брешь в этом построении пробило открытие микромира элементарных частиц, затем последовали мощные удары теории относительности, исследований тайн человеческого подсознания, наконец, в середине XX века — теории информации и концепции открытых неравновесных самоорганизующихся систем. Великолепная постройка XIX века рухнула. Осталась одна стена между «живым» и не «живым», между человеком и камнем.

Посмотрим, так ли уж она непреодолима? Сравним кристалл с организмом. Главное отличие состоит в том, каким образом «держат» свою форму кристалл и организм. Равновесие в кристалле статическое, а в живом организме динамическое. Может быть, поэтому и развивалась в природе пятилучевая симметрия (морская звезда, строение некоторых вирусов и белков), «запрещенная» в кристаллах. По мнению советского кристаллографа и геохимика академика Н. В. Белова (1891—1982), «кристаллографический запрет пятерной оси определяется невозможностью согласования ее (равно, как и осей порядка выше шести) с решеткой, с „решетчатым состоянием» кристаллического вещества. И потому можно думать, что пятерная ось симметрии является у мелких организмов своеобразным инструментом борьбы за существование, страховкой против окаменения, против кристаллизации, первым шагом которой была бы „поимка» решеткой живого организма».

Тем не менее поскольку и кристалл, и организм принадлежат к классу самоорганизующихся систем, между ними довольно много сходства. Живой организм реагирует на факторы внешней среды. Кристалл тоже реагирует. При надавливании кристаллов борацита, турмалина, топаза, кварца возникает пьезоэффект (заряды на поверхности), проявляются «фигуры давления» (пьезооптический эффект). Кристаллы чувствительны к изменению температуры. Если нагреть кристалл турмалина, то на его поверхности появляются электрические заряды с разностью потенциалов до 1,2 киловольта (пироэлектрический эффект). Чувствительность кристалла турмалина очень высока: он регистрирует колебания температуры до 10-9 градусов. Если наэлектризовать кристалл, его температура изменится (электрокалорический эффект). Пироэлектрический и электрокалорический эффекты взаимно обратимы, подобно тому, как обратимы реакции организма.

Кристаллы способны «простужаться» и «болеть». Возьмем «оловянную чуму». Кристаллическая модификация олова устойчива лишь при температуре выше + 13,2 градуса. При более низкой температуре олово способно «простудиться» и рассыпаться в аморфную модификацию. Трагедия экспедиции Роберта Скотта к Южному полюсу в 1906 году имела одной из причин то обстоятельство, что на морозе паянные оловом бидоны с запасом горючего разрушились. Устойчивость организма к заболеваниям можно повысить активацией иммунной системы, в частности введением в пищу добавочного количества некоторых микроэлементов (меди, цинка). Аналог иммунитета есть и у кристаллов.

Ничтожная добавка висмута к олову надежно предотвращает «оловянную чуму». Организм реагирует на внешние воздействия сложным образом. Анизотропный кристалл тоже способен комплексно отзываться на приложенную к нему силу: при сжимании он сдвигается в сторону, при перемещении он еще и растягивается. Организм поглощает энергию извне и трансформирует ее, аналогичные свойства имеются и у некоторых кристаллов. Турмалин непосредственно преобразует тепловую энергию в электрическую. Рубин способен поглощать электромагнитные колебания (радиоволны и свет), превращая их в когерентные пучки излучения (в случае радиоволн он работает как мазер — квантовый усилитель радиоволн, в случае света — как источник лазерного луча). Это своеобразный метаболизм энергии на уровне кристалла.

Казалось бы, о существовании в минералах аналога такого сложного человеческого комплекса, как память, и речи быть не может. Но… кристаллы бромистого серебра в фотографической эмульсии «помнят» запечатленную на них картину многие годы и выдают ее при проявлении в виде фотографии. Нитинол (сплав титана с 45 процентами никеля) «помнит» свою исходную форму. Изделия из него после пластической (казалось бы, необратимой) деформации при нагревании восстанавливают свою первоначальную форму. Это свойство нитинола широко используется в автоматических реле противопожарных устройств и в антеннах космических кораблей. Наиболее поразительное свойство «памяти» открыто недавно группой французских биологов во главе с Ж. Бенвенистом у жидкого минерала — воды. Исследуя действие аллергенов на один из эле­ментов крови — базофилы, — они нашли, что вода, по­сле того как из нее был удален аллерген, продолжала действовать на базофилы, как будто он еще был в ней. Сомневаться в чистоте эксперимента не приходится: разбавление было доведено до 1:10120 — такими числами не оперирует даже космогония. Вспомним, что 1 грамм-моль вещества содержит всего 6,06-1023 молекул. Исследователями получен молекулярный эффект… без единой молекулы его носителя. Вода каким-то образом запомнила его. Невероятность этого строго установленного факта образно отразил сам автор открытия Ж. Бенвенист: «Приведенный опыт можно сравнить с тем, как если бы мы, поболтав ключом от автомобиля в Сене под Новым мостом в Париже, попытались бы потом завести этот, не какой-нибудь другой, а именно этот самый автомобиль, набрав для этого несколько капель воды из Сены в Гавре».

Обратимся теперь к кристаллическим веществам. Гомеопатия со своими бесконечными растираниями активных веществ с сахаром делает то же самое. В гомеопатическом снадобье нет ни одной молекулы активного начала, а эффект его есть. Следовательно, и кристалл способен запомнить такую тонкую и сложную вещь, как структура контактировавшего с ним вещества.

Существует в мире кристаллов и аналог совместимости характеров — эпитаксия. Кристаллы с однотипной решеткой могут расти друг на друге. Так, алюмокалиевые квасцы растут на хромовых, а хлористый натрий нарастает на хлористом калии.

Организм часто сравнивают со слаженным оркестром. А вот как характеризует кристалл специалист в этой области М. Т. Шаскольская: «Не унылая монотонность, а разнообразие многих свойств и их сочетаний, совсем как музыка оркестра, — вот что дает кристалл».

Все приведенные примеры прорубают лишь окошки в стене между живым и не живым, не разрушая ее: в камне мы находим статические аналоги динамических явлений в организме.

Динамические явления (процессы, а не состояния) присущи, однако, и кристаллам. Подобно живому организму, кристалл способен к росту, «питанию» и самовоспроизведению. Техника роста кристалла похожа на технику воспроизведения дезоксирибонуклеиновой кислоты в живой клетке (самодостраивающаяся спираль, сборка белков на ступеньках этой винтовой лестницы). Как показали почти одновременно и независимо друг от друга советский кристаллограф Г. Г. Лемлейн (1901 — 1963) и английский кристаллограф Ф. Франк, кристалл растет из раствора тоже по спирали, как бы накручиваясь сам на себя, продвигая вперед и выше одну и ту же ступеньку, наращивая число оборотов в спирали. Граница между кристаллом и клеткой пролегает здесь на том, что в кристалле рост и самосборка носят количественный характер, а в живой клетке — качественный, тем не менее аналогия налицо.

Все вышесказанное указывает на то, что природа, «нащупав» определенные механизмы в низшей самоорганизующейся системе — кристалле, «использовала» их и при конструировании саморегулирующейся системы более высокого уровня — живого организма. Теория самоорганизующихся систем утверждает, что две системы, имеющие некоторые общие принципы построения, способны взаимодействовать друг с другом. Следовательно, теоретически человек и кристалл способны взаимодействовать друг с другом.

Как и в живом организме на клеточном уровне, в кристалле возникают и в подходящих условиях развиваются микродефекты — дислокации и точечные дефекты. И вот здесь-то, на основе одной из самых удивительных аналогий между кристаллом и организмом, и возникает физическая возможность их взаимодействия. Процессы возникновения и исчезновения микродефектов в кристалле так же динамичны, как и в живой системе. Камень, несмотря на внешнюю инертность, неподвижность, как бы живет своей внутренней жизнью. Точечные дефекты (сбитые со своих мест электроны и атомы в кристаллической решетке) и дислокации (местные искажения структуры) не остаются на одном месте; они перемещаются, иногда даже очень быстро, «бегом», встречаются друг с другом, вступают во взаимодействия, чутко реагируют на внешние воздействия; кристалл непрерывно взаимодействует с окружающей средой. При этом могут возникать колебания разного рода, излучения (тот же лазер на рубине) — кристалл непрерывно посылает информацию во внешнюю среду. Стена между человеком и камнем оказывается прозрачной, допускающей обмен информацией. Есть ли какие-нибудь объективные признаки наличия информационного обмена между человеком и камнем? Есть! На это указывает существование такого, пока еще недостаточно исследованного явления, как биолокация (радиоэстезия, лозоходство). Тренированный человек способен с помощью несложного приспособления (вдобавок совершенно непонятно как работающего) — рогульки, согнутой спицы, рамки — обнаруживать минералы, руды, залегающие под землей. Специалисты утверждают, что у 90 процентов всех людей в той или иной мере имеются биолокационные способности, и развить их — дело тренировки. Часть ученых (правда, пока очень небольшая) полагает, что основным носителем информации являются микролептонные структуры (построенные из микрочастиц, значительно легче электрона, что-то вроде нейтрино). Эти структуры как бы повторяют структуры своего носителя и как облаком окружают тело, в том числе и тело человека. Так почему бы не допустить взаимодействия информационных потоков человека и камня, особенно если «биоритмы», того и другого от долгого контакта согласовались, «притерлись» друг к другу?

Это затянувшееся предисловие имело целью навести читателя на мысль, что ювелирные камни — не просто украшения, что они могут воздействовать на своего владельца благотворно или наоборот, в зависимости от того, гармонируют или диссонируют «биоритмы» камня с биоритмами человека. Но чтобы проверить это предположение, нужно знать «магические» свойства камней. А откуда их взять, ведь естественные науки этой проблемой не занимались?

Как и во многих случаях, здесь может помочь астрология с ее более чем тысячелетним «банком данных». Астролог сродни Плюшкину: он собирает все, все связи, раскладывает их по полкам своей интеллектуальной кладовки — авось, пригодятся. Астрологическая минералогия устанавливает соответствие между камнем и зодиакальным характером человека, его зодиакальным солнечным знаком. Вот мы к ней и обратимся, посмотрим, что за «суеверия» и «заблуждения» хранятся на ее полках. И хотя разные астрологические системы пред­лагают иногда довольно сильно расходящиеся друг с другом наборы «зодиакальных» камней, в одном все астрологи едины: между камнем и его носителем уста­навливается связь, которую можно использовать на благо человека.

Не будем воспринимать приведенные далее сведения как истину в последней инстанции, но… бросая камни в воду, присмотримся к кругам на воде.

Автор Величко Ф.К.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *